Вино и налоги: почему производителям вина грозит до 10 лет

Вы здесь

"Налоговый конфликт" вокруг очаковской компании Beykush Winery показал, что правила игры в винодельческом секторе надо менять. И менять быстро

В конце прошлого месяца в Украине разгорелся винный скандал. 

30 ноября заместитель главы Государственной фискальной службы Cергей Билан похвастался на своей странице в Facebook, что в рамках операции "Акциз 2015" приостановлена деятельность подпольного цеха по производству винной продукции. "При этом в производственном процессе использовалось оборудование, которое обеспечивало ее массовое изготовление с полным циклом, а никаких разрешительных документов на этот вид деятельности "бутлегеры" не имели", - сказано в сообщении налоговика. Налоговики изъяли у производителя 2 800 дал вина общей стоимостью 4,6 млн грн и оборудование на сумму 7,6 млн грн.  

Бутлегерами якобы оказались владельцы компании Beykush Winery, чья продукция хорошо известна любителям вина за пределами Николаевской области. Шнейдериса выпустил российский бизнесмен Евгений Чичваркин, которому принадлежит винный магазин Hedonism Wines в Лондоне. "Дайте людям работать. Люди работают на своей земле. Они не приватизировали советские предприятия, они не пилят какие-то государственные бюджеты. Они работают на земле, производят лучшую вещь в своей отрасли, - говорит Чичваркин на видео, держа в руках бутылку вина. - Уберите ментовские и прочие руки из бизнеса, дайте людям зарабатывать, дайте людям продавать все это за рубеж: страна нуждается в валютной выручке". 

Длинная история 

Противостояние силовиков и виноделов Beykush Winery началось в октябре текущего года, когда местные милиционеры провели обыск и обнаружили оборудование для производства вина и готовую продукцию. "На наше имущество наложен арест, емкости опечатаны и оставлены у нас на хранение под нашу ответственность, пока идет следствие", - рассказывает владелец Beykush Winery Евгений Шнейдерис, добавляя, что компания со следствием сотрудничала. 

27 ноября на предприятие приехала следственная группа налоговой милиции, чтобы удостовериться в том, что имущество арестовано, и зафиксировать факт нарушения повторно. При этом заявления ГФС об изъятии фальсификата и оборудования на 12 млн грн он опровергает. 

Большие собственные нужды 

Владелец очаковской винодельни утверждает, что в его собственности нет цеха по производству. "У себя в доме я построил фактически экспериментальную лабораторию... чтобы понять, какие вина и как мы будем делать", - рассказывает он. Тем не менее сразу два собеседника на винодельческом рынке сообщили, что производственная площадка Beykush Winery не была зарегистрирована и генерировала при этом достаточно серьезные объемы продукции. "С точки зрения законодательства Женя (Шнейдерис. - Ред.) нарушил все, что только можно нарушить. У него не было лицензии ни на производство (стоит 780 грн единоразово), ни на розничную (8 000 грн) и оптовую (500 000 грн) торговлю вином", - говорит один из собеседников, знакомый с ситуацией в Beykush Winery.

Шнейдерис же, ссылаясь на закон о регулировании оборота алкоголя, оправдывается тем, что документом разрешено производство виноградных вин для личного потребления, ведь лимитов по объемам производства для собственных нужд законом не установлено. "Поэтому если доказать, что у производителя большая семья и что она много пьет, то он ничего формально не нарушил", - поясняет президент Ассоциации сомелье Украины Дмитрий Сидоренко.

Сам же Шнейдерис рассказывает, что на предприятии не менее тридцати 225-литровых бочек с вином, то есть почти 7 000 литров напитка, предназначенных для исследований. Факт торговли вином винодел отрицает. "Ни один, ни второй следственный орган не предъявил мне зафиксированных фактов продажи. Они лишь оперируют фактом, что у нас на сайте был размещен интернет-магазин. Ну да, был магазин. И что?" - говорит предприниматель. 
Уйти от ответственности можно 

Юристы утверждают, что такая практика ведения винодельческого бизнеса достаточно распространена среди виноделов. "Практически никто из мелких виноделов Закарпатья не имеет лицензии на производство вина, все делают как бы для себя", - отмечает Дмитрий Сидоренко. По словам партнера юридической фирмы КПД Консалтинг Кирилла Казака, по инкриминируемой Beykush Winery статье ее владельцам грозит наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет с изъятием и уничтожением произведенных товаров и конфискацией оборудования для их изготовления. 

Однако управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз допускает, что избежать ответственности владелец Beykush Winery может, доказав отсутствие состава правонарушения, если действительно факт продажи не был зафиксирован. "В данном случае ГФС необходимо доказать, что цель производства - сбыт. В противном случае ответственности за такое производство не будет", - соглашается Казак. Он говорит, что причиной противозаконных действий для небольших виноделов может быть довольно высокая стоимость лицензии на оптовую торговлю. Хотя у Beykush Winery не было и самой дешевой, производственной лицензии. 

Системное решение 

По словам Казака, очень часто некрупное производство вина "крышуется местными чиновниками и правоохранителями, и скандалы "гасятся" по-тихому". Для того чтобы разорвать коррупционную зависимость мелких виноделов от чиновников, винные лоббисты предлагают пересмотреть законодательство и разрешить продавать украинское вино в HoReCa без оптовой лицензии стоимостью 500 000 грн. "Это позволит небольшим производителям иметь легальные рынки сбыта и развиваться", - говорит Сидоренко. 

Директор Ассоциации Виноградари и виноделы Украины Сергей Михайлечко уверен, чтопрежде чем говорить о внедрении такого механизма поддержки производителей, нужно четко определиться с параметрами производителей, которые будут этой преференцией пользоваться. "Авторы инициативы настаивают на том, что преференции касаются только того вина, которое сделано из собственноручно выращенного винограда. Однако виноделы зачастую покупают сырье у местного населения. Если следовать логике авторов, то даже один килограмм винограда, приобретенного в одном и том же регионе, имеющий 100% украинское происхождение, выбросит производителя из списка тех льготников. Это нелогично", - считает он. По данным АВВУ, виноградников, принадлежащих населению, а не виноградарским хозяйствам, насчитывается около 12 000-15 000 га. А это треть всех площадей. 

Евгений Шнейдерис на всякий случай покинул Украину и ведет торговлю с государством. Он говорит, что если государство найдет возможность легализовать деятельность Beykush Winery и сделать ее продукцию доступной к продаже, он перечислит всю выручку от вина урожая 2015 года (2 800 дол) благотворительным фондам. В ГФС отвечают, что на такие исключения идти не готовы, и на полном серьезе заявляют, что закон один для всех.

Copyright © 2017 Suprema Lex. Все права защищены.
Яндекс.Метрика