Нацбанк нашел фальсификат

Вы здесь

FinClub выяснил причину разного подхода Нацбанка к аудиторам, которые проверяли работу банков-банкротов. Под санкции попали только те из них, кто включил в отчеты недостоверную информацию о ситуации в банках. Из восьми аудиторов черного списка НБУ аудитор одной из компаний уже потерял сертификат на работу с банками. Юристы сомневаются, что пострадавшие от банкротства банков клиенты смогут взыскать с аудиторов свои потери.

 

Черный список



К аудиторам, которым Нацбанк вменил в вину банкротство банков, начали применять санкции. Как стало известно FinClub, Аудиторская палата 24 сентября решением № 315/5.1 аннулировала сертификат аудитора банков фирмы «Консультант» Анатолия Герасимовича. Эта компания была одной из восьми, которым НБУ запретил работать с банками. В черный список также вошли «Донецкинаудит», «УкрВостокАудит», «Украинская аудиторская служба», «Блискор», «Оратания», «Ставр» и «Финком-аудит». Был ли «Консультант» сакральной жертвой, неизвестно – в Аудиторской палате не сказали, когда они применят санкции к другим аудиторам.



Как сообщал FinClub, еще шесть аудиторов, которые также составляли отчеты о работе банков, в дальнейшем обанкротившихся, не были удостоены критики НБУ. По просьбе FinClub в НБУ пояснили, что главной причиной попадания аудиторов в черный список была подача ими недостоверной информации о финансовом состоянии банка, а не просто факт работы с банком-банкротом. При этом в НБУ не сказали, за отчетность какого конкретного банка пострадал каждый из восьми указанных выше аудиторов (у некоторых было по несколько банков).



«Во время проверки Нацбанком отчета аудитора анализируется информация, которая изложена в этом отчете, и сопоставляется с данными, которые есть у НБУ по результатам безвыездного надзора и инспектирования. Если аудитор на момент составления отчета увидел проблему и отобразил ее, то никаких проблем у него не возникнет. Санкции НБУ были применены к тем аудиторам, которые в своих отчетах не указали на проблемы банка, хотя на момент аудирования они уже были. Например, инспектор Нацбанка и аудитор могли анализировать один и тот же кредитный портфель, но в разы расходиться в оценке резервов. Или если аудитор не замечал неликвидные ценные бумаги в банке, а писал, что их качество удовлетворительное», – рассказала FinClub начальник отдела организации аудита банков Нацбанка Юлия Кашук.



Различия в отчетах



НБУ исключил из своего реестра аудиторские фирмы, которые подтвердили финансовую отчетность банков, достаточность их капитала и резервов, удовлетворительное качество ценных бумаг, хотя эти банки, по информации НБУ, уже имели проблемы: качество кредитного портфеля было неудовлетворительным, ликвидное обеспечение по кредитам отсутствовало, ценные бумаги были неликвидными, не возвращались депозиты. «Если аудитор выявил в банке проблемы, то он должен не позднее следующего дня сообщить о них в Нацбанк, до предоставления отчета банку. Это требование действует для всех работающих кредитных учреждений, а не только проблемных. Были случаи, когда аудит завершился за неделю до введения в банк временной администрации, а, по мнению аудитора, каких-либо фактов, которые могли привести к неплатежеспособности банка, не было», – рассказывает Юлия Кашук.

«Некоторые отчеты аудитора являются откровенно абсурдными: противоречивая информация в разных разделах одного отчета, непонятны основания тех или иных выводов аудитора, что может говорить о формальном подходе к проверке и отсутствии детального анализа работы банка. Некоторые отчеты выглядели так, как будто их писали, не выходя из дома», – говорит она. НБУ интересует качество работы не только частных аудиторов, но и своих проверяющих. Он уже проводит девять служебных расследований по инспекторам, которые не выявили проблемы в банках.



Аудиторы, которые не попали в санкционный список, признаны в НБУ такими, которые не нарушали их требования. «Вины аудитора в банкротстве банка нет, если банкротство произошло из-за недокапитализации, проблем с финансовым мониторингом или из-за применения санкций к собственникам. Аудиторы, которые не попали под санкции НБУ, проводили аудит в банках за 2013 год, а временные администрации в них были введены в 2015-м. За это время в банках многое могло поменяться. Также были банки, которые «умерли» внезапно, аудитор в этом случае ни при чем. Если аудиторский отчет адекватно отображал ситуацию в банке, то санкции к аудитору не применялись», – пояснила Юлия Кашук. Исходя из этого, аудиторы банков, которые обанкротились в сентябре, могут не переживать. Даже «Блискор», ведь он уже в черном списке.



Причины проблем



Нацбанк впервые начал исключать из своего реестра компании, аудировавшие деятельность обанкротившихся банков, по причине выявленных нарушений. До этого он исключил из реестра две компании за то, что в них не работали банковские аудиторы. После последней «зачистки» право работать с банками остается у 24 фирм, в том числе у трех, с которыми банкам НБУ не рекомендовал работать, ведь они не изучали финансовую отчетность банков за 2014 год.



В НБУ хотели бы, чтобы сами собственники банков были заинтересованы в получении достоверной информации. Однако до сих пор банки не видели смысла в проведении объективного исследования. «Аудиторские компании фактически продают печати и позитивные аудиторские отчеты без проведения надлежащих аудиторских процедур. Стоимость аудиторской проверки зачастую зависит не от квалификации аудиторов или потраченного времени, а от того, насколько высоко аудиторская фирма ценит себя на рынке. Основная проблема аудиторской практики заключается в отсутствии установленного перечня документов, которые бы подтверждали проделанную работу. Аудитор в ходе проверки может делать копии документов, а может и не делать, может сохранять аналитические материалы, а может не сохранять», – говорит консультант по налогам и сборам адвокатского объединения «Вдовичен и Партнеры» Юрий Баштовой.



Последствия фальсификации



Если АПУ не лишит сертификатов всех провинившихся аудиторов из черного списка, они сразу же вернутся на рынок. «Аудиторская фирма, которую НБУ отлучил от банковского рынка, в определенных случаях сможет подать документы регулятору на возобновление работы, но не раньше, чем через год после даты исключения», – говорит Юлия Кашук. Если аудиторы все же потеряют сертификат, то и это не повод для банкротства. Они могут заново пройти курс обучения.



Какие же у них риски? По закону, аудитор несет ответственность, вплоть до уголовной, за достоверность данных в своих отчетах, но взыскать с него финансовые потери из-за банкротства банка будет сложно. «При введении аудитором клиентов банка, НБУ или ФГВФЛ в заблуждение у таких лиц есть право на обращение в суд, и вполне реальным представляется привлечь аудитора к ответственности и получить положительное решение суда. Вопрос в том, как исполнить решение суда, ведь вряд ли аудитор сможет реально возместить многомиллионные потери вкладчиков банка», –  рассказывает управляющий партнер юридической фирмы Suprema Lex Виктор Мороз.



Национальным стандартом аудита № 7 «Ошибки и мошенничество» предусмотрено, что аудитор несет ответственность в пределах условий подписанного договора. «В связи с этим «грамотные» аудиторы вносят в договор пункт следующего характера: «компенсация возможных прямых материальных убытков клиента по вине аудитора ограничивается суммой вознаграждения за аудиторские услуги». Кроме того, среди аудиторов возрастает популярность страхования аудиторских рисков, когда возможный материальный ущерб клиента возмещается за счет страховщика. Зачастую аудиторы используют страхование рисков не как работающий инструмент, а как рекламу или дополнительный аргумент привлечения клиентов», – отмечает Юрий Баштовой.



Особо упорные клиенты могут судиться с НБУ, бездействие которого привело к тому, что аудиторской отчетности банков нельзя доверять. «Куда более интересной и перспективной представляется подача иска к государству Украина в лице НБУ, который несет ответственность за непредоставление достоверной информации о деятельности банка и может за счет бюджетных средств возместить причиненный ущерб. Правда, добиваться фактического исполнения решения суда, если все же суд вынесет его против государства, придется достаточно долго по причине банального отсутствия средств в госбюджете», – констатирует Виктор Мороз.

 

Copyright © 2017 Suprema Lex. Все права защищены.
Яндекс.Метрика