Курченко заплатит вкладчику за банкротство Брокбизнесбанка

Вы здесь

Вкладчики банков-банкротов, потеряв надежду вернуть свои сбережения за счет распродажи активов ликвидируемых учреждений, решают покрыть свои убытки за счет их нерадивых собственников. Один из клиентов Брокбизнесбанка выиграл иск против Сергея Курченко и компании ВЕТЭК. Но проблема в том, чтобы найти у ответчика ликвидные активы.





Поиск виновных



За два года количество банкротств банков в Украине приближается к семи десяткам, но ни один из их собственников не понес за это наказание – ни финансовое, ни уголовное. Иски и уголовные производства против владельцев и топ-менеджмента использует Фонд гарантирования вкладов физлиц для поиска виновных в банкротствах банков, но пока его усилия безуспешны.



Усилия одного вкладчика оказались более результативными. Печерский районный суд Киева 21 января встал на сторону клиента Брокбизнесбанка, который утверждал, что Сергей Курченко и ООО «ВЕТЭК» виновны в банкротстве Брокбизнесбанка. И поэтому они обязаны компенсировать ему понесенные убытки. В данном случае речь шла о невыплате депозита на $4,2 млн бывшему народному депутату от БЮТ Николаю Ковзелю. Дело № 757/34878/15-ц суд рассматривал в закрытом режиме – представители ответчика в суд свою позицию, впрочем, не предоставили.



Глава набсовета банка Александр Буряк сообщил суду, что он и его брат Сергей продали 80% акций Брокбизнесбанка группе компаний Сергея Курченко. ФГВФЛ назвал их суду: «ВЕТЭК», «Айнам», «Алконост», «Амадина», «Аминами», «Анкона-торг», «Муйне», «Ультрастаринвест», «Хиган». Из слов Александра Буряка и экс-замглавы набсовета ВЕТЭК Бориса Тимонькина, а также публичных заявлений группы ВЕТЭК установлено, что группа была акционером Брокбизнесбанка, а Сергей Курченко – контролером, имевшим возможность влиять на банк.



Умышленное влияние



Установив бенефициара банка, суд возложил на него вину за банкротство. «Брокбизнесбанк (12 февраля 2014 года. – FinClub) отнесен к категории неплатежеспособных, у суда есть основания для вывода о наличии причинной связи между действиями ответчиков, как связанных с банком лиц, которые фактически руководили его деятельностью, и отрицательными последствиями для банка в виде наступления неплатежеспособности», – указано в решении суда.



Свидетель суда Борис Тимонькин указал, что «банк имел внешнее управление, и все деньги были выведены» в Реал Банк. «Сергей Курченко имел влияние на назначение менеджмента и знал о правонарушениях, в том числе о выводе денег из банка, что привело к неплатежеспособности», – говорится в судебном решении. На 11 июня 2014 года балансовая стоимость имущества банка составляла 15,3 млрд грн, реальная – 2,2 млрд грн. Следователи расследуют незаконное завладение 836 млн грн средств банка и фиктивные договоры по покупке облигаций на 2 млрд грн.



Суд пришел к выводу, что Сергей Курченко причастен к доведению Брокбизнесбанка до неплатежеспособности, и удовлетворил иск вкладчика Брокбизнесбанка к ООО «ВЕТЭК» и лично Сергею Курченко о взыскании с них 131,4 млн грн (в том числе суммы вклада – 121 млн грн).



Проблемы доказательства



ФГВФЛ проблемы с признанием вины акционеров в банкротствах объясняет сложным сбором доказательств. «Мы работаем не по конкретным трансакциям, а ищем доказательную базу, чтобы предъявить убытки собственникам существенного участия. Закон, который был принят только в марте 2015 года, предусматривает новую статью в Уголовном кодексе за доведение до неплатежеспособности банка. Такие вещи мы сейчас очень серьезно изучаем. Но судебной практики еще нет», – говорит заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик.



Преступлением является не факт банкротства, а умышленные действия собственников, которые довели банк до неплатежеспособности. «Банкротство банка не является преступлением – это нормальный рыночный инструмент. Мы не можем привлекать к уголовной ответственности всех, чье предприятие стало банкротом. Причиной этого могут быть объективные обстоятельства или ошибки. А нам нужны действия или бездеятельность собственников, которые имели отношение к платежеспособности. В суде это не так просто доказать, нужна доказательная база, а не только слова», – сетует директор юридического департамента ФГВФЛ Виктор Новиков.



Действия пострадавших



Клиенты обанкротившихся банков, которые понесли убытки, могут обращаться в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного вследствие неправомерных действий/бездействия акционера. «Исковые требования должны быть обоснованы наличием причинно-следственной связи между неправомерными действиями или бездействием акционера банка и невозможностью клиентов банка получить свои средства. Также в отношении такого акционера банка может быть подано заявление о совершении уголовного преступления – «присвоение денежных средств вследствие злоупотребления служебным положением», клиенты банка в уголовном производстве, открытом по такому заявлению, будут иметь статус потерпевших», – объясняет управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз.



По его мнению, если акционер не скрывается, то исполнить решение суда о возмещении ущерба будет проще. «Главной задачей будет установление имущества, принадлежащего акционеру. Чтобы такое имущество не было распродано и акционер не оказался «гол как сокол», необходимо еще на этапе подачи иска о возмещении ущерба обеспечить исковые требования путем наложения ареста на его имущество и счета», – отмечает юрист.



И даже если владелец банка находится в розыске, как это обстоит с Сергеем Курченко, потери вкладчика могут быть взысканы с его имущества. «Пребывает акционер в розыске или нет – это не имеет значения после вынесения приговора, так как присутствие ответчика для гражданских дел не является обязательным. Но у акционера может не оказаться активов. Единственная надежда на то, что он не подготовился заранее и у него есть имущество, но тогда стоит учесть и количество пострадавших», – отмечает юрист юркомпании «Правозащита Украина» Юлия Хоменко.

Copyright © 2017 Suprema Lex. Все права защищены.
Яндекс.Метрика